Перейти к основному содержанию
Поддержать 15 октября 2019
Armenia Today
Первые о главном
Лента
Опрос

Справляется ли столичная мэрия с координацией работ по вывозу мусора и саночистке Еревана?

Варианты

В экономических ли интересах Армении ее участие в интеграционных процессах ЕАЭС?

Варианты
07 окт, 14:56
Мнение

Лариса Алавердян: «Правовая безопасность нашего государства под серьезной угрозой»

Все, что происходит сегодня вокруг Конституционного суда и судебной власти в целом, - это путь к деградации как общества, так и государства, считает первый Омбудсмен Армении

img

«Создавшаяся вокруг Конституционного суда ситуация имеет многолетнюю историю, и то, что происходит сегодня, - не более чем очередной акт спектакля, именуемого «пересмотром судебной системы». Хочу подчеркнуть, что наш Конституционный суд, сформированный в 1996 году, на протяжении всех этих лет при определенных недостатках пользовался большим авторитетом в среде профессионалов не только постсоветского пространства, но и во всем мире». Об этом в интервью Armenia Today сказала известный общественный и политический деятель, первый Омбудсмен Армении Лариса Алавердян, комментируя принятие парламентом представленного правящим блоком «Мой шаг» проекта решения об обращении в Конституционный суд по вопросу прекращения полномочий председателя КС Грайра Товмасяна.

- Г-жа Алавердян, сторонники «свержения» Грайра Товмасяна в числе других приводят следующий аргумент – мол, если власть сменилась, должен поменяться и состав Конституционного суда.

- Этот аргумент просто смешон. Он является следствием совершенно искаженного представления о том, что такое независимость суда, в том числе КС. У нас почему-то принято считать, что судьи, назначенные еще бывшими властями, находятся в зависимости от них. Между тем зависимость всегда бывает от действующей исполнительной и законодательной власти – именно от действующей, но никак не бывшей. Во-вторых, представители нынешней политической элиты все время твердят о необходимости системных преобразований, под этим подразумевая исключительно кадровые изменения. Это грубая политическая ошибка, чреватая весьма опасными последствиями, в том числе затрагивающими безопасность страны. И речь здесь идет не о военной, а о правовой безопасности, которая является очень важной составляющей безопасности страны. И в этом смысле достойны порицания демонстрируемые властями пренебрежение и нигилизм к тому потенциалу, который наша страна за все годы ее независимости с большими трудностями сумела накопить. Сегодняшняя политическая элита порой напоминает некую разрушительную секту, стремящуюся в революционном пылу уничтожить все, что было до нее создано, и начать с абсолютного нуля.

- Оппоненты правительства Пашиняна указывают на стремление власти подмять под себя судебную систему, сделать ее предсказуемой и управляемой.

- Это стремление полностью противоречит всем нормам международного права. Все заявления властей об их желании сформировать независимую судебную систему находятся в глубоком противоречии с их же действиями. А действия эти свидетельствуют об одном: нынешняя власть стремится заполучить судебную систему, полностью зависимую от политического истеблишмента. И в этом смысле нас ждет очень активный период борьбы за восстановление хотя бы азов построения правового государства. И та часть общества, которая адекватно воспринимает происходящее, должна сосредоточить все свои усилия в направлении построения правового государства.

Очень многие нормы внутреннего законодательства сегодня подвергаются властями произвольному толкованию, и это смахивает на правовой произвол, ведущий страну к хаосу – явление весьма типичное для всех популистских революций. Впрочем, я бы не хотела предрекать такой катастрофический сценарий, потому что считаю, что в Армении есть достаточно зрелая общественная прослойка, которая может этому противостоять – несмотря на довольно сильное влияние в Армении западных технологий так называемых популистских движений. Одним словом, правительство Пашиняна стоит перед серьезным испытанием: эта власть должна доказать, что способна достичь демократических преобразований исключительно демократическими методами, а не “карающим мечом революции”.

- Как Вы думаете, какой будет реакция международного сообщества, в частности, соответствующих западных структур, на происходящее сегодня в Армении?

- Это смотря что мы подразумеваем под словом «Запад». Мы почему-то представляем себе западное сообщество как единый монолит, но на самом деле это не так. Достаточно сказать, что сам Запад сегодня раздираем внутренними противоречиями. К примеру, Евросоюз и США – уже на пороге торговой войны. И если говорить о реакции той части Запада, где функционируют здоровые институты, обеспечивающие верховенство права (rule of law), то для них все происходящее сегодня в Армении выходит за рамки логики и здравого смысла. Та же Венецианская комиссия ранее уже выразила свое отношение к аналогичному явлению. Думаю, реакция будет мягкой в смысле формулировок, что присуще Европе, но в то же время достаточно четкой, указывающей на необходимость вернуться на правовой путь.

- Г-жа Алавердян, как Вы прокомментируете заявление главы Общественного совета Армении, председателя общественно-политического клуба «Вернатун» Вазгена Манукяна, в котором он, говоря, в частности, о ситуации вокруг Конституционного суда и, в целом, о ситуации в стране, выступил с призывом к общественной консолидации?

- Я присоединяюсь к этому заявлению, выражаю свою солидарность практически со всеми его пунктами. Данное заявление – лишнее доказательство того, что в стране есть здоровые силы, способные остановить этот то ли мальчишеский, то ли осознанный или неосознанный разрушительный путь.
Что касается конкретно Вазгена Манукяна, то он никогда не выходил из политики, а сегодня у него есть все основания и предпосылки для того, чтобы включиться в более активную общественно-политическую фазу.

- Давайте вернемся к обсуждению в НС вопроса Грайра Товмасяна.

- Прежде всего отмечу, что окончательное решение должен принять сам Конституционный суд. И совершенно необязательно было проводить это обсуждение в парламенте, любая фракция, согласно действующему законодательству, и так могла обратиться в КС по данному вопросу. Создается впечатление, что отдельные представители политического истеблишмента получают удовольствие от демонстративного попирания права, повторяю – международного права (я не говорю о нормах государственного права). Думаю, это делается с далеко идущими целями – для того, чтобы внушить менее образованной в правовом смысле части общества, что всё то, что они делают, это правильно и необходимо стране. Мы имеем дело с попыткой полностью исказить общественное сознание. Армения – не единственная и не первая страна в мире, которая идет по пути преобразований. Но здесь как раз и нужна большая осторожность и грамотность власть предержащих, чего мы, к сожалению, не видим в действиях правящего блока «Мой шаг».

Хотелось бы сказать вот еще о чем. Все говорят о политизации процесса, но на самом деле это не что иное как партизация, т.е. подгонка под определенную партию или под союз партий, в данном случае – «Мой шаг». Это не политический процесс. Последний содержит в себе и позитивный аспект – трудно себе представить, что политический орган в отношении, скажем, судебной власти, вынес бы неполитическое решение. В данном же случае это решение никак нельзя назвать политическим, весь этот процесс лжеполитизирован и полностью подогнан под пока туманную, но уже просматриваемую разрушительную идеологию правящего блока «Мой шаг». Считается, что, поменяв субъекты, можно обеспечить системные преобразования. Это чушь. Имевшуюся зависимость судей от бывшей власти сегодня хотят заменить зависимостью от нынешней власти, не более того. Ни о каких системных преобразованиях и речи не идет, напротив, это шаг назад.

Хотела бы подчеркнуть – все, что мы наблюдаем сегодня в отношении Конституционного Суда и в целом судов, – это путь к деградации как общества, так и государства.

- Каков, на Ваш взгляд, выход из создавшейся ситуации?

- Я, в отличие от многих моих коллег, не призываю к незамедлительной смене власти. Напротив, общество докажет свою зрелость тогда, когда сможет добиться от властей правильных, четко выверенных шагов, далеких от популизма. Поэтому я призываю всю сознательную часть общества мобилизоваться и остановить процесс деградации, направить развитие государства  в позитивное русло.


- Не видите ли Вы угрозы утверждения в Армении жесткой авторитарной власти?

- Такая угроза есть. Речь, конечно, не идет о тоталитарной власти, тотально воздействовать на общество сегодня невозможно, мы далеко ушли вперед в этом плане, и говорить о возврате к
тоталитаризму не приходится. Но авторитаризм – да, приметы уже налицо.

Напомню, прежние власти характеризовались как мягкая авторитарная власть. Боюсь, нынешняя власть желает откорректировать эту мягкую авторитарность и трансформировать ее в жесткую авторитарную власть. Это путь в никуда, это путь к деградации. Поэтому я и поддерживаю заявление Вазгена Манукяна – там четко сформулирована мысль о том, что у нас так и не сформировалось видение будущего, нет идеологии будущего, которая смогла бы консолидировать общество вокруг положительных целей. Взамен власть продолжает солидаризировать одну часть общества вокруг ненависти или неприятия бывшей власти и всех конструктивно критикующих её, расшатывая при этом основы демократических институтов. Политических процессов я здесь не вижу, идет абсолютная персонализация как со стороны людей, принимающих решения, так и тех, в отношении которых принимаются решения.

- Есть ли реальная оппозиция действующей власти?

- Что касается парламентской оппозиции, то очевидно, что парламент, который избирался на пике популизма, и не мог быть другим. Есть отдельные попытки противостоять некоторым одиозным процессам. Реальная оппозиция, конечно, есть, но она находится вне парламента. Но также очевидно, что эта оппозиция пока находится в зачаточном состоянии.

Напомним, Национальное собрание Армении на своем заседании 4 октября проголосовало за проект решения об обращении в Конституционный суд по вопросу прекращения полномочий председателя КС Грайра Товмасяна. «За» проголосовали 98 депутатов, «против» - 1,
воздержавшихся – 0.Окончательное решение примет Конституционный суд 2/3 голосов. Согласно действующему законодательству, КС должен принять решение в течение 30 дней со дня регистрации обращения. Срок этот может быть продлен до 50 дней в случае обоснованного процессуального решения КС.

Теги: Лариса Алавердян